Home » In Russian

Как кризис изменит Америку

2009.11.20 Няма коментари

Крах 2008 года продолжает сильно отзываться на стране – потеря работы, банкротства предприятий и выселение домовладельцев. Он уже навредил некоторым регионам страны намного сильнее, чем другим. После кризиса экономический пейзаж Америки будет выглядеть не так, как сегодня (Февраль 2009 г). Какова судьба в ближайшие годы Нью-Йорка, Шарлотты, Детройта, Лас Вегаса? Изменятся ли пригороды до неузнаваемости? Кто станет сильнее? И кто уже никогда не оправится от кризиса?

Автор: Ричард Флорида

Как и Великая Депрессия, нынешний кризис имеет национальный масштаб. Вряд ли текущий кризис завершится тем, что все понесут равные потери. Хотя экономическое сокращение причиняет боль всем. В октябре, менее чем через месяц после того, как финансовые рынки начали таять, Moody’s Investors Services опубликовало оценки активности экономик 381 городской зоны США. 302 были уже в глубокой депрессии, и 64 – на грани риска в нее войти. Только 15 территорий все еще росли экономически. Примечательно, что среди них были богатые нефтью и природными ресурсами Техас и Оклахома, которые держались на плаву из-за цен на энергоресурсы, которые с тех пор также упали, и регион Greater Washington, где планы выкупа правительства, национализация финансовых компаний и налоговая экспансия создают рабочие места для юристов, адвокатов, политических аналитиков и правительственных контрагентов.

Ни один регион США не сможет избежать долгосрочной и глубокой депрессии. Однако, пока кризис начинает двигаться за пределы Нью-Йорка, через индустриальные города, такие как Детройт и города «Солнечного пояса», он без сомнения наиболее негативно скажется на одних районах, нежели на других. Некоторые из них в конце концов станут сильнее, чем раньше. Другие могут никогда не придти в чувство. Пока кризис углубляется, он будет постоянно и глубоко менять экономический пейзаж страны. Этот период может стать концом главы по экономической истории США, и даже концом этого стиля жизни.

«Одно кажется для меня возможным», – говорил Пиир Стайнбрук (Peer Steinbruck), министр финансов Германии в сентябре 2008 года. – По итогам кризиса «США потеряют статус супердержавы в мировой финансовой системе».

Крупный экономический кризис – крах 1873 года, Великая Депрессия – все они изменяли политический ландшафт, ускоряя падение старых держав и выводя на мировую арену новые. В книге «Мир после Америки» (The Post-American World) (опубликована за несколько месяцев до падения Wall Street), Фарид Закария (Fareed Zakaria) написал, что изменения третьей мировой державы в современной истории будут уже при нас – подъем Запада в 15 веке и подъем Америки в 19 веке были предыдущими этапами таких глобальных подвижек.

Но Закария добавил, что нынешний поворот меньше определяется спадом в Америке, и много больше «ростом остальных» регионов мира. «Взглянув на будущее мировой экономики, мы увидим, что она определяется и направляется из многих мест и разными людьми». Это действительно так. Кризис раскрыл глубокие структурные проблемы, не только в США, но и во всем мире. Европейская модель показала себя не более эластичной, чем американская, а Китай показал, что он остается взаимозависимым партнером США. Индекс Dow Jones, который провалился более чем на треть в прошлом году, оставался одним из самых крепких индексов фондовых бирж в мире. Иностранный капитал притек в США, которые сейчас остаются тихой гаванью, по крайней мере пока, на неопределенное время.

Возможно, что США войдут в период ускорения падения в ближайшие годы, но это вряд ли является предрешенным выводом.

Что можно сказать с большей уверенностью, так это то, что рецессия, особенно если она окажется долгой и глубокой, как многие сейчас опасаются, ускорит рост и падение отдельных регионов в США.

Некоторые из этих трансформаций возникнут раньше, чем другие. Период после Великой Депрессии привел к медленному, но уверенному росту пригородов. Экономическая нестабильность 1970-х годов стала причиной падения индустриальных городов «Ржавого пояса», и прекращения роста в «Солнечном поясе».

Историк Скотт Рейнолдс Нельсон заметил, что сегодняшний кризис наиболее напоминает «Длинную Депрессию», которая продолжалась, по одному определению, с 1873 по 1896гг. Она началась после того, как банковский кризис привел к росту числа плохих кредитов, и быстро распространилась на реальную экономику, приведя к росту безработицы, которая достигла в Нью-Йорке 25%.

Во время кризиса растущие отрасли промышленности, как железная дорога, нефтяная отрасль, и стальная промышленность были консолидированы, старые исчезли, и начался период знаменитых инноваций и индустриального роста. В 1870 города Новой Англии, Такие как Лоуэлл, Лоурэнс, Манчестер и Спрингфилд стали одними из самым развитых городов страны, и население Америки жило преимущественно в сельской местности. К 1900 году экономическая география была трансформирована. Центр экономического роста переместился из ферм и небольших торговых городов в города с тяжелой промышленностью Чикаго, Чевелэнд, Питсбург и Детройт, а также Буффало.

Нью-Йорк

На первый взгляд, немногие американские города окажутся более подвержены кризису, чем Нью-Йорк. Город потерял около 17 тыс. рабочих мест только в финансовой отрасли с октября 2007 по октябрь 2008 года, и Wall Street практически перестал существовать. «Прощай Wall Street, здравствуй Пудонг?» – так называется статья Маркуса Ги в торонтовской Globe and Mail, где рассматривается возможность того, что центральная роль Нью-Йорка в мировых финансах может быть перенята Шанхаем, Гонг-Конгом  и другими азиатскими и ближневосточными финансовыми столицами.

Беспокойство, кажется, чересчур преувеличено. Многие историки считают, что глобальные изменения в капиталистических странах происходят «геологическими» темпами.

Амстердам стоял в центре мировой финансовой системы в 17 веке, его место было занято Лондоном в начале 19 века, а затем Нью-Йорком в 20 веке. На протяжении более чем трех веков ни один из городов не возглавлял список мировых финансовых центров.

Самый проблемный вопрос о Нью-Йорке в краткосрочной перспективе – это не тот, как много от его финансовой отрасли переместится в другие места, а как много из нее исчезнет. В пик кризиса Нью-Йорк зависел на 22% от финансового сектора в объеме зарплат работающих в нем людей. Многие экономисты соглашаются, что к этому времени его финансовая система и экономика были перегреты.

Без сомнения, Нью-Йорк ждут неприбыльные времена. Финансовые должности занимали около 8% от зарплат Нью-Йорка, что не намного больше от общенациональных 5,5%. Однако на них приходится около 28% всех рабочих мест Блумингтона-Нормаля в Иллинойсе, 18% в Дес-Моинесе, 13% в Хартфорде, 10% в Сиух Фоллс, Южной Дакоте, Шарлоте в Северной Каролине. Омаха в Небраске, Макон в Джорджии и Колумбус в Огайо – все эти города имеют большую зависимость от работы в финансовом секторе, чем Нью-Йорк.

Сейчас Нью-Йорк является намного больше, чем финансовым центром. В нем сосредоточены самые разные отрасли творческих профессий, от СМИ до дизайна и искусства, а также развлечений. Он является домом для компания, работающих в области высоких технологий. Таким образом, кризис может помочь Нью-Йорку изменить его экономику, основанную в большой степени на творчестве.

Мега-регионы

По всему миру люди населяют определенные мега-регионы, системы мульти-городов и их пригороды, например, Бостон-Нью-Йорк-Вашингтонский коридор. По всему миру, такие регионы включают Большой Лондон, Большой Токио, Европейский Амстердам – Брюссель – Антверпен, Китайский Пекинский-Шанхайский коридор, а также Индийский Бангалор – Мумбаи регион. Экономическая сила сконцентрирована в этих местах. Крупнейшие в мире 40 мега-регионов, в которых живет 18% мирового населения, производят две-трети мирового ВВП и около 9 из 10 инновационных технологий.

Некоторые из этих мегарегионов формируют хабы, которые лучше защищены от краха, чем многие другие города, из-за их размера, диверсифицированности и региональной роли. Чикаго возник как центр индустриального менеджмента и прибрал к себе многие функции, такие как финансовую и законодательную, которые ранее осуществлялись в небольших городах на Среднем Западе. Лос-Анджелес имеет широкую диверсифицированную экономику с мировой силой в медиа и развлечениях. Майами, которое серьезно пострадало из-за коллапса пузыря недвижимости, тем не менее остается коммерческим центром для мега-региона Южной Флориды, а также крупным финансовым центром для Латинской Америки. Каждое из этих мест являются коммерческим и финансовым сердцем для мега-региона, в которых живут десятки миллионов человек и производятся сотни миллиардов долларов выручки. Это не может измениться в результате кризиса.

Привлеченные таланты

Наряду с ростом мега-регионов, второй феномен также изменяет экономическую географию США и всего мира. Способность различных городов и регионов привлекать высокообразованных людей – или человеческий капитал – снизилась, согласно данным исследования экономистов Гарварда Эдварда Гласера и Кристофера Бери.

10 лет назад профессиональные приобретения были распространены относительно однообразно по всей стране, но теперь это уже не так. В городах, таких как Сиэтл, Сан-Франциско, Остин, Ралейх и Бостон теперь в два-три раза больше выпускников колледжей Акрона и Буффало. Среди людей с послевузовским образованием неравномерность распределения еще больше. Географический разброс людей по способности и образовательной привлекательности, в таком масштабе, является беспрецедентным. Когда талантливые генераторы идей и те, кто может их воплотить, сосредоточены в одном месте, это дает региону безусловное преимущество и успех. Пока очевидных признаков разрушения таких систем нет. Экосистемы, богатые талантами, сложно разломить, и для реализации полной экономической ценности, талантливые и амбициозные люди все больше и больше стремятся жить вместе.

Крупные города, которые способны привлекать таланты, получают выгоду от растущего уровня «городского метаболизма», согласно теории городской эволюции, разработанной междисциплинарной командой исследователей при институте Санта-Фе. Взаимозависимость снижается, когда организм начинает расти в размерах. Однако когда речь идет о успешных городах, они, в отличие от биологических организмов, растут быстрее, когда они растут в размерах. Для роста и повышения эффективности, большие города должны преодолевать такие минусы, как рост концентрации и расходов на жилье и бизнес. Примерами таких городов с выким уровнем метаболизма ученые называют Нью-Йорк с его финансами и медиа, Лос-Анджелес с его фильмами и музыкой, Силиконовая Долина с ее высокими технологиями.

В кризис такой метаболизм укрепляет мега-регионы, но это не значит, что такие районы защищены от падения, но они могут преодолеть его с меньшими потерями.

Промышленный Детройт – город-призрак?

«Ржавый пояс» вероятнее всего потеряет много рабочих мест, и некоторые города региона, например, Клевеланд и Сант-Луис, Буффало и Детройт, будут долго и тяжело восстанавливаться. С 1950-х годов доля сектора производства упала с 32% в несельскохозяйственном секторе до 10%. Этот спад является результатом долгосрочного тренда – увеличения конкуренции с товарами импортного производства и перемещений людей.

Возможно, ни один из американских городов не выглядит так плачевно в этом смысле, как Детройт, где в октябре средняя цена на жилье была $18,513. По около 45000 объектам недвижимости были решения о лишении права выкупа по закладной. Недавний список решений запрета выкупа по закладной в Вейн Каунти, которое входит в Детройт, заняло 137 страниц текста в Detroit Free Press. Система частных школ города, у которой появился дефицит бюджета в $408 млн., была национализирована государством в декабре. Десятки школ закрылись с 2005 года из-за снижения количества новых учеников. Около 10% взрослых жителей Детройта – выпускники колледжа, в декабре безработица в городе составила 21%.

Кроме того, расположение Детройта неблагоприятно для привлечения свежих людей и знаний. Город уменьшался на глазах в последнее время. Если из города исчезнут штабы автопроизводителей, сборщиков автокомпонентов, сложно представить, что сможет их заменить.

Когда исчезают рабочие места, население городов не сокращается так резко, как вы можете себе это представить. Детройт, тем не менее, остается 11 по численности населения городом в США. Аналитики считают, что люди просто выключили свет и покинули дома. Продажа по низким ценам для них сейчас самый простой, но не лучший вариант.

Детройт может превратиться в город-призрак уже совсем скоро, ведь темпы сокращения его населения только растут. Более чем вероятно, что многие останутся в Детройте – одни из-за небольших перспектив где-то еще, другие – из-за семьи, которая живет рядом, а также некоторые молодые специалисты, которые захотят воспользоваться преимуществом низким цен на недвижимость в городе.

Это тот вызов, который брошен многим городам «Ржавого пояса»: борьба со снижением численности населения. Задача сложная из-за того, что производство резко сократилось, местные услуги – адвокаты, финансы, консалтинг – также потеряли клиентов и ушли из региона, поглоще6нные более крупными региональными хабами и мировыми городами. В Чикаго, например, 50 крупнейших юридических фирм пополнились 2130 специалистами с 1984 по 2006 годы, по данным экспертов.

Многие города второго уровня попытались реинвестировать в свое развитие разными путями, и с разной степенью успешности. Питтсбург, к примеру, попытался представить себя как центр высоких технологий, и получил успех больше, чем  в других сферах. Однако его население сократилось с 700000 человек в середине 20 века до 300000 сегодня. Теперь здесь меньше рабочих мест на производстве, и их количество после кризиса сокращается, а экономический пейзаж США в результате становится более неровным. Многие старые индустриальные центры будут исчезать и дальше.

Выигрывать за счет других

Это вовсе не означает, что каждый город-фабрика обречен на исчезновение. Вы только посмотрите на результаты декабрьского голосования в Сенате по поводу пакета мер по спасению автомобильного сектора, чтобы понять, что некоторые регионы, главным образом на юге, будут напрямую получать выгоду от банкротства GM или Chrysler и закрытия автомобильных заводов в «Ржавом поясе». Джорджтаун, Кентукки, Смирна, Теннеси, Кантон, Миссисипи – это небольшие города, расположенные от Северной Каролины до Джорджии на пути в Техас, которые получали выгоду от открытия в течение долгих лет, заводов по производству иностранных автомобилей. Эти выгоды можно продолжить получать, если Большая Тройка станет, скажем, Большой Двойкой.

Феномен, или вид лотереи, когда некоторые места выигрывают только за счет падения других, не будет ограничен городами, построенными на автомобильной промышленности, или даже вокруг производства. По мере продолжения рецессии и падения крупных компаний разных отраслей промышленности, их отстающие конкуренты могут стать сильнее, наряду с регионами, в которых они расположены. Шарлота, Северная Каролина, предлагает интересный пример. Финансовый кризис подкосил один из крупнейших банков города Wachovia. Банк был поглощен Wells-Fargo, расположенным в Сан-Франциско, в ходе сделки, которая будет стоить городу тысячи рабочих мест. Однако все могло быть гораздо хуже, так как эта сделка сохранила много рабочих мест.

Бизнес логика говорит о том, что когда твои конкуренты страдают, у тебя есть прекрасная возможность увеличить свою долю рынка. В последние годы руководство Шарлоты долго ломало голову и приняло ряд решений, которые позволили превратить город во второй в стране банковский центр. Благо он хорошо для этого расположен. В целом количество мест, которые могут нажиться на несчастье других, сокращается, да и имена из этого списка порой непредсказуемы. Особенно среди городов, построенных вокруг падающей промышленности, больше мест будут ослаблены, чем усилены. Так же как и в случае с лотереями, большинство участников проиграют.

Потери на пузыре недвижимости

В момент образования ипотечного пузыря некоторые города «Солнечного пояса», лучшие примеры – Феникс и Лас-Вегас, сконцентрировали развитие экономики на недвижимости и строительстве. Солнечная погода и много пространства, пустая земля. Хотя эти места привлекают туристов и фирмы, которые ищут низких издержек – большая часть состояния девелопмента появилась из самого девелопмента. Теперь этим городам предстоит тратить много времени и сил на то, чтобы встать на ноги, обрести почву под ногами, которую они потеряли от краха на местном рынке недвижимости.

В необычной степени экономический бум этих городов был обязан стоимости жилья: когда цены росли, больше людей ехали сюда, в поисках недорогого образа жизни и возможностей войти на рынок недвижимости, где он рос, но еще был доступен. Местные домовладельцы выкачивали больше и больше капитала из своих домов, брали кредиты и впрыскивали средства в местную экономику в форме улучшения домов и создания спроса на продукты питания и сервисы низкого уровня. Города росли, налоговые сборы также росли, расходы продолжались, люди прибывали. Все росло за счет недвижимости, и недвижимость была первым продуктом этого региона.

Феникс, к примеру, вырос с 983403 человек в 1990 году до 1552259 человек в 2007 году. Один из его пригородов, Месса, сейчас вмещает 500 тыс. жителей, что больше чем Питтсбург, Клевеленд или Майами. Когда недвижимость росла и цены на дома росли, равно как и доходы от налогов, бум расходов капитала достиг региона Большого Феникса. Город построил 20-мильную железную дорогу, соединяющую Феникс, Мессу и Темпе.

А затем пузырь лопнул. С октября 2007 года по октябрь 2008 года район Феникса зафиксировал самый резкий уровень снижения цен на жилье в стране – 32,7%. В Лас-Вегасе показатель составил 31,7%, в Нью-Йорке – 7,5% за тот же период. Над застроенный регионом теперь висит Дамоклов меч налоговой задолженности, а пенсионеры региона – около 21% от жителей старше 55 лет – потеряли свои пенсионные накопления. Город испытывает дефицит бюджета в $200 млн., и он только растет. Люди теперь покидали этот регион с той же скоростью, с какой они ехали сюда.

Несомненно, кризис расставит все на свои места. Но поддержка необходима городам, которые  наиболее эффективно расположены для того, чтобы быть конкурентоспособными в ближайшие десятилетия, которые принесут кластеризацию экономических центров силы, рабочих мест, инноваций в ограниченном количестве крупных городов и городов-регионов. Но формирование такого роста будет одной из самых сложных задач правительства США, которое должно сделать рост этих новых центров привлекательным и эффективным.

Перевод на русский: http://www.k2kapital.com

 

Leave your response! Вашето мнение е важно, напишете го!

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Моля не ползвайте нецензурни изрази! Всеки коментар, в който има линк, ще изчака редактор да го провери за спам - забавя публикуването.

You can use these tags:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This is a Gravatar-enabled weblog. To get your own globally-recognized-avatar, please register at Gravatar.